Юрьев монастырь

Предание относит основание новгородского Юрьева (Георгиевского) монастыря к правлению Ярослава Мудрого — Георгия в крещении. Но достоверно известная история обители начинается позже, с отмеченной летописью постройки каменного Георгиевского собора в 1119 году. Этот храм стоит и поныне — трехглавый, асимметричный, с подчеркнутыми вертикалями, с пристроенной башней, внутри которой лестница «не для всех» ведет на небольшие хоры и еще выше — в расписанное фресками помещение одного из подкупольных барабанов...

Редкий случай для той эпохи: летопись сообщает не только имя заказчика собора, князя Всеволода Мстиславича, но и творца — зодчего Петра. Исследователи приписывают Петру еще два новгородских храма, а на одной из фресок даже угадывают его портрет.

Гордый, осанистый собор Юрьева монастыря, вершина архитектурных поисков Петра, стал своеобразным символом княжеского тщеславия, его оппозиции городу-господину. Новгородская София и окружающий её кремль были во власти епископа и веча. Покушаясь на новгородские вольности, князь Всеволод Мстиславич с частью бояр составил заговор и в результате оказался-таки на Софийском дворе — в качестве заключенного. Продержав князя два месяца под стражей, ему «показали путь» — изгнали из города, а взамен «нарядили» князя посговорчивее, поскромнее.

Эта политическая смута довольно сильно отозвалась на ведении новгородского летописания. И неудивительно, ведь Новгород XII века мы представляем сейчас как город, что называется, тотальной письменности. В одном из иноческих сочинений того времени даже задавался вопрос: не грех ли — ступать ногой на лежащую на земле грамоту? (Вопрос этот стал понятен историкам лишь с открытием обширной бытовой переписки на берестяных грамотах.) Так вот, если при Всеволоде русская писаная история редактировалась в княжеском монастыре, то после его изгнания перешла в ведение епископа и была пересмотрена с вечевых позиций. Так родился Софийский временник.

А Юрьев монастырь остался опорой князей. Их заботами создана была здесь образцовая по тем временам канцелярия. В Георгиевском соборе хоронили представителей княжеского рода, а затем и местного боярского рода Мирошкиничей. В дни городских волнений именно у стен Юрьева монастыря боярская верхушка собирала вооруженную силу в поддержку любезного им князя.

Новгородские церковные владыки рано получили почётный титул архиепископов, однако и настоятели Юрьева монастыря одними из первых на Руси стали носить высшее монашеское звание архимандрита.