Средневековый Борисов

Работы по укреплению Борисова продолжались. Был выкопан новый оборонительный ров шириной 7 и глубиной 4 сажени. Городовую стену обложили дерном, чтобы ее «зажечь было не мочно», водяной ров дополнительно укрепили частиком. На подзамке возвели башни земляные, а на них «нарубили стены деревянные с обламами и бойницами и поделали в башнях раскаты для пушечной стрельбы и подошвенного бою в приступ-ное время и для городовой очистки».

В июне 1661 г. город постоянно находился в осаде. Ситуация складывалась критическая. 27 июня К. Хлопов писал царю: «К Менску и Борисову учали польские и литовские люди через реку Березыню переправляться, и я, холоп твой, видя в Борисове малолюдство, острогу всего держать нечем, две доли острогу выжег, а треть острогу в прибавку к городу по ворота укрепя, большою крепостью оставил для воды и твоих, великого государя, хлебных запасов». Эти запасы вначале причинили воеводе немало хлопот, поскольку перевести в замок их было невозможно, так как «запасных порожних житниц в городе не было, а всего острогу было выжечь нельзя, чтоб к острогу и городу проток из Березыни, а из того протоку воду емлють в город».

Однако противник все же «отнял воду» у замка, пытаясь закрепиться в посаде. В этой ситуации воевода сжег его, «чтобы польским и литовским людям пристанища не было». 1 июля 1661 г. к Борисову подошли большое войско С. Чарнецкого, В. Боловича, А. Русецкого и отряды «литовского полку Павла Сапеги с литовскими пехотными людьми». В августе город пытался захватить отряд Кмитича. Борисов почти год находился в осаде. Однако хлебные запасы сыграли свою роль. Лишь 9 июля 1662 г. русские войска оставили город.

Барон А. Мейерберг, проезжавший спустя три месяца через Борисов, написал: «2-го октября в 120 верстах от Могилева предстал нашим глазам Борисов. Он состоит из двух крепостей на левом берегу Березины, которой воды, умноженные водами сливающейся с нею речки Схи, протекают и окружают его. Строений в нем никаких нет, кроме убогого жилища воеводы с часовнею. В июле 1655 года москвитяне взяли эти крепости вооруженною рукою, но через 7 лет, в том же самом месяце, должны возвратить были их опять литовцам, изнуренные голодом по случаю медленного облежания, а прилегавший к крепостям город разорен».

Бернгард Таннер, который был в составе польского посольства в Москве в 1678 г., оставил запись, касающуюся Борисовского замка и города: «Городом этим владели москвитяне благодаря удобству, предоставляемому большой рекой Березиной, о чем и теперь еще свидетельствуют виднеющиеся остатки стен и валов».