Собор Спаса Нерукотворного

Сооружение Троицкого собора в Троице-Сергиевом монастыре было завершено в 1423 году. Можно полагать, что в течение следующего, 1424 года, артель во главе с Андреем Рублевым и Даниилом Черным его расписывала. Таким образом, Андрей Рублев мог переселиться в Москву, в кельи Спасо-Андроникова монастыря, не раньше 1425 года. И так как есть основания считать его не только иконописцем, украсившим Спасский собор фресками, но и архитектором нового храма, то строительство, можно считать, было начато в 1425 году, а завершено не позднее 1427 года. Пусть никого не удивляет столь малый срок: превосходные мастера своего дела — древнерусские каменщики возводили церкви и в течение полугода.

Один из древнейших и ценнейших архитектурных памятников Москвы был в полном смысле слова открыт, вырван из небытия в 1933 году трудами и изысканиями советского архитектора-реставратора Петра Николаевича Максимова.

Дореволюционное искусствоведение даже в лице самых авторитетных его представителей, попросту говоря, списало со счетов собор Спаса Нерукотворного в Андрониковом монастыре, полагая, что от него остался разве что фундамент. «Теперь на его белокаменном основании, — прочтем мы в «Истории русской архитектуры» А. М. Павлинова, изданной в 1894 году — стоит поздняя церковь значительных размеров». Двумя десятилетиями позже мнение это поддержал академик архитектуры П. П. Покрышкин, полагавший, что собор построен в середине прошлого столетия, возможно по проекту Константина Тона, архитектора храма Христа Спасителя.

Упрекать в подобных заблуждениях этих маститых исследователей вряд ли справедливо — собор был изуродован позднейшими переделками и пристройками.

Особенно тяжелые удары выпали на его долю в начале позапрошлого столетия. Недолгое пребывание в Москве наполеоновской армии осенью 1812 года стало для монастыря над Золотым Рожком настоящим бедствием. Исторические документы рисуют такую картину.

В общем потоке телег, тарантасов и барских экипажей, хлынувших из Москвы накануне отступления русской армии, были две повозки с сокровищами из ризницы Спасо-Андроникова монастыря. Их сопровождал архимандрит Феофан с несколькими иноками. В первую же ночь вражеского владычества — в ночь со 2 на 3 сентября (по старому календарю) — солдаты наполеоновской армии, разбив ворота, ворвались в монастырь и разграбили все, что там оставалось.

А вечером 4 сентября монастырь захлестнул огненный потоп. Пожар перекинулся с церкви во имя преподобного Сергия, что в Рогожской слободе. Загорелся собор Спаса Нерукотворного. Своды вместе с главою рухнули внутрь храма.