Собор Спаса Нерукотворного

Легенда эта представляет собою конкретное и очень убедительное подтверждение того, что все такого рода религиозные, церковные «чудеса» (и узаконенные, канонизированные церковью, и, так сказать, самодеятельные, фольклорные, апокрифические), во-первых, уходят своими корнями в реальную, земную, человеческую жизнь и являются отражением, преломлением той или иной человеческой мечты и, во-вторых, с этой точки зрения ничем по существу не отличаются от обычных сказок. Например, в легенде о популярной в русском православии «чудотворной» иконе божьей матери, именуемой «Троеручицей», отражена мечта о том, что отсеченные, отрезанные конечности (в данном случае — кисти руки) можно прирастить и оживить, — мечта, уже ставшая в последние годы реальностью благодаря успехам реплантации. А в легенде о Спасе Нерукотворном узнается то, что теперь стало возможным благодаря фототехнике, — мгновенное получение изображения человека.

Посудите сами! Царь Эдессы страдал неизлечимой болезнью. Прослышав о том, что в далекой Палестине объявился творящий чудеса пророк и проповедник, он повелел своим слугам отправиться туда и пригласить пророка в Эдессу или хотя бы принести его изображение. По убеждению царя сам пророк или лик его обладали целительной силой.

Посланники эдесского властителя добрались до Палестины и следовали по пятам за Христом, но все попытки нарисовать его портрет были тщетны. Христос сжалился над ними — взял платок, приложил к лицу, и на платке мгновенно появился его портрет. Нерукотворный лик.

Его принесли в Эдессу, и страждущий царь чудесно исцелился.

Поначалу, повествует далее церковная легенда, нерукотворный образ пользовался великим почетом — им заменили даже античную статую над городскими воротами. Но внук уверовавшего во Христа царя обратился к язычеству, и местный епископ поспешил надежно укрыть христианскую святыню от поругания. Спустя время ее снова извлекли на свет и в 944 году, спасая от завладевших Эдессой мусульман, перенесли в Константинополь. В память об этом перенесении и был учрежден православный праздник 16 августа.

Но и твердыня вселенского православия не стала надежной хранительницей нерукотворного образа. В 1204 году Константинополь захватили крестоносцы, и единоверцы-католики подвергли христианский город чудовищному разорению. Нерукотворный образ Иисуса Христа стал трофеем венецианского дожа и был отправлен на корабле в Венецию. Во время бури корабль утонул в Мраморном море.

Одну из бессчетных икон Спаса Нерукотворного, созданных византийскими иконописцами, митрополит Алексий привез в Москву. В честь нее и был основан мужской монастырь над Яузой-рекой и впадающим в нее Золотым Рожком.