Полоцкие замки

Постоянные артиллерийские обстрелы стали круглосуточными. Земля дрожала даже в царской ставке, потому что ядра весили по 20 пудов и более. Осажденные, у которых было 38 пушек, 300 тяжелых гаковниц и 600 долгих навальных рушниц, вели интенсивный огонь, сосредоточив его на царской ставке. По данным летописи, ядра защитников «падоша, яко дождь», что в конце концов заставило царя оставить «братскую пеколну» Борисоглебского монастыря в Бсльчицах и перебраться в отдаленную церковь Георгия Великого.

В ночь на 15 февраля 1563 г. царь приказал подобраться к замковым стенам и поджечь их. В результате выгорело 40 звеньев замковой стены длиной 300 саженей. Однако в бреши засело местное и польское «рыцарство, храбро защищавшееся»,— сообщается в русской летописи. Осажденных заставили сдаться только после упорного боя, обещая жизнь, свободу и сохранение имущества.

После взятия Полоцка царскими войсками его укрепления привели в исправное состояние, и город снова стал крупнейшим на Западной Двине торговым центром, который мог соперничать по своей экономической мощи со столицей Вильно.

В августе 1579 г. войскам короля Стефана Батория удалось завладеть Полоцком путем осады (штурмов, обстрелов раскаленными ядрами, попыток поджечь стены). В это время здесь было три замка — Высокий, Средний и Стрелецкий, а также укрепленный Заполотскйй посад» в котором после 1563 г. сконцентрировалась зкономическая жизнь города. Известны две гравюры с изображением Полоцка 1579 г. — оригинальный рисунок королевского секретаря Пахоловицкого и копия работы римского гравера Яна Баптистц. На рисунке с документальной точностью воспроизведен Верхний замок со всеми его укреплениями, где в то время было, практически два замка, разгороженных стеной. Один из них; видимо, и есть Средний замок, о котором говорится в документах XVI в. Он находился между Стрелецким и Верхним замками. На рисунке изображены Полоцкая София, а также две высокие башни, которые стояли отдельно в центре замка и позволяли вести круговой обстрел.

Что касается гравюры Я. Баптисты, то на ней изображены укрепления Стрелецкого замка и Заполотья, отсутствующие у С. Пахоловицкого. Укрепления Верхнего и Среднего замков даны не полностью и во многом условны, но гравюра позволяет составить представление о тогдашнем Полоцке. Определенную информацию несут и надписи на гравюре, сообщающие, что Полоцк тогда считался «крепчайшей твердыней и самым укрепленным замком не только в Московии, но и па всем севере».