Монастырь Гандан

Полное название монастыря Гандан — Гандан-тэгчинлин, что переводится как Обитель Полного Блаженства. Монастырь этот, и ныне действующий, широко известен в ламаистском мире своими богословами, а также тем, что с 1904 по 1905 гг. здесь проживал Далай-лама, бежавший из захваченной англичанами Лхасы.

Строительство его на холме, отделенном от Урги (прежнее название столицы МНР) оврагом, началось в 1838 году. Многие здания монастыря были разрушены после революции 1921 года, а сам монастырь закрыт и открылся заново лишь в 1949 году. Район Гандана —единственный в Улан-Баторе, где еще сохранился национальный колорит старой столицы, она и сама начиналась с монастыря у подножия священной горы Богдоулы.

Возле Святых — южных — ворот Гандана стоят на высоких постаментах два каменных льва, отгоняющих зло. Путь злу преграждают и дарцоги — привязанные к ручкам дверей длинные разноцветные лоскуты с начертанными на них молитвами. Небольшие каменные фигуры львов стоят также у крыльца голсума— главного храма. Эти чудовища, скорее похожие на собак с выпученными глазами, охраняют главную святыню монастыря — бронзовую фигуру Очирдара — Ваджрадхары, Будды — «хранителя всех тайн», «держателя ваджры-молний». Статую Очирдара отлил сам Ундэр-гэгэн (буквально — «Высокий святой»). Этого титула Далай-лама удостоил выдающегося монгольского скульптора, религиозного и государственного деятеля Дзана-бадзара (1635—1723) — внука Абатай-хана, основателя первого ламаистского монастыря в Халхе (Северная Монголия).

Очирдар Дзанабадзара — 73 см высотой — соответствует всем требованиям буддийского канона, воплощая в себе все 32 главных и 80 второстепенных достоинств
тела Будды: строгую пропорциональность частей, крепость и молодость мышц, прямоту и пластичность плеч, округлость талии. Руки его скрещены на груди. В одной он держит символ мужского начала — ваджру-молнию, в другой — хонх, колокольчик, символ женского начала. Голову Очирдара украшает диадема с изображением
пяти дхьяни-будд — «будд созерцания».

Бесчисленные ламаистские божества — золотые, серебряные, бронзовые, деревянные, глиняные — обильно украшают северные стены цогчинов — соборных храмов.
Шелковые полотнища-иконы и пестрые дарцоги развешены по стенам и свисают с потолков. Среди изображений божеств размещены гневные докшиты — трехглазые «хранители веры» с клыкастыми пастями и в коронах из пяти черепов. Их устрашающий вид резко контрастирует с умиленными лицами лам, восседающих во время богослужения под красными колоннами цогчина.