Иосифо-Волоколамский монастырь

В 1479 году игумен Иосиф по ссоре с Иваном III оставил настоятельство в Пафнутьево-Боровском монастыре. Он поселился во владениях царского брата-оппозиционера Бориса и начал «с нуля». В лесах под Волоколамском основал обитель во имя Успения Богородицы. Трудился в поте лица, подавая пример братии. Пока не построили мельницу, сам молол зерно ручными жерновами.

Вскоре Успенская пустынь, обретя славу святого места, стала богатеть. В игумене проявился рачительнейший хозяин. Он буквально требовал у знати богатых вкладов (денег, сел, крестьян) как плату за помин души, не стесняясь тем, что некоторые прямо называли его «грабителем». Если верить письмам самого Иосифа и сообщениям его жития, монастырь при этом не забывал о благотворительности: каждый день здесь кормились сотни пришлых, а в голодный год Иосиф ради спасения окрестных поселян урезал питание братии «до скудости», разорил монастырскую, казну, влез в долги. Впрочем, заботой Москвы затраты вскоре восполнились сторицей. Надо сказать, что в ту пору, уже при следующем поколении правителей Руси, расстановка сил по отношению к обители переменилась: волоцкий князь Федор Борисович покушался на монастырские богатства и, чтобы сломить сопротивление игумена, даже уговорил новгородского архиепископа отлучить Иосифа от священства в самый великий пост. Защита же пришла от великого князя Василия Ивановича. Иосиф стал его сподвижником, монастырь — верной опорой столицы.

Успенская обитель вошла в историю под именем Иосифо-Волоколамской, а ее основатель как Иосиф Волоцкий. Игумен, превозносимый и при жизни, спустя чуть более полувека после смерти был канонизирован как святой. А в конце XVIII столетия в нижнем этаже Успенского собора — монастырской усыпальнице — был освящен храм во имя преподобного Иосифа (впрочем, здесь же покоился и прах смертельного врага игумена — князя Федора Борисовича).

Иосиф Волоцкий прославлен в церковной истории как борец с ересями. Эту традицию продолжил его преемник игумен Даниил, ставший митрополитом московским. Стараниями Даниила Иосифо-Волоколамский монастырь был тюрьмой для известного церковного писателя Максима Грека (ныне канонизированного святого Русской православной церкви). Тет еле выжил в камере-келье Германовой башни. Неласковый приют нашли здесь и другие жертвы процессов о ересях — князь-инок Вассиан Патрикеев, Матвей Башкин. Но не минула та же участь и митрополита Даниила, смещенного с митрополии «по проискам Шуйских». Прошло время, и узником Германовой башни стал низверженный царь из князей Шуйских — Василий Иванович.