Гомельские укрепления

Гетман Ю. Радзивилл, начав осаду, основную ставку сделал на артиллерийский обстрел Гомельского замка: «А так в середу весь день на замок стрелба била, а потом с середы на четверг всю ночь и в четверг мало не весь день с наших дел стрел-бу чинили». Как свидетельствует Патриаршая летопись, находившийся в Гомеле наместник — русский князь Дмитрий Ще-пин-Оболенский оказался «не храбр и страшлив, видев люди многие и убоявся, из града побежал, дети боярские с ним же и пищалники». В замке остались только «тутошние люди немногие гомельяне», которые, видя «воеводское нехрабрство и страхование, здаша град». Запасы замка, подремонтированного присланными плотниками, были пополнены. Великокняжеский подскарбий Иван Горностай направил сюда «вей потребы салетру, и порох, и кули, и свинец».

Решением короля в 1537 г. гомельские мещане и вся волость были освобождены от «робления замку Гомейского на 1 год под тым обычаем, иж они не мели до году одного замку рубити и ничего в нем оправовати, хиба естли бы которые кгонты в замку опали, або дощечка ся где оторвала, то мели за ся прибита и направити». Однако местный «державца» князь И. Толочинс-кий отобрал королевские привилегии у мещан и стал «их при-мушати» выполнять разные работы в замке, а непослушных сажал в башню, забирая в залог жен и детей. Присланного для разбирательства дворянина он «зсоромотил и бити его хотел». Это вызвало гнев короля, но главная причина недовольства и тревоги за ситуацию в Гомеле сформулирована была предельно ясно в его грамоте: «Знать и помнить необходимо, иж тот замок за великим накладом к рукам нашим пришел ...иж тот замок на Украине есть, а к людем украинным треба ся ласкаве захватити и не годиться им ни в чем обтяженья чинити».

Подобно другим белорусским замкам, Гомельский замок имел мощный оборонительный вал, деревянные многоярусные башни, стены-городни с боевой галереей («бланковань-ем»), а также въездную браму с подъемным мостом («узво-дом») через ров. Стены укреплений на значительную высоту были обмазаны глиной, которая предотвращала их гниение и выполняла противопожарную функцию. Из замка был прорыт тайный подземный ход к реке Сож, откуда во время осады брали воду.

Наряду с укреплениями Гомельского замка с 1561 г. упоминаются и укрепления «места», т. е. линии собственно городской фортификации. Гомель был окружен земляным валом, на самом верху которого стояли деревянные башни и стены — городни. Въехать в город и выехать из него можно было через Чечерскую, Могилевскую, Речицкую и Водную «брамы». Последняя выводила на городскую торговую пристань. Перед валом находился глубокий ров с подъемными мостами, подведенными к брамам города.