Гелатский монастырь

Сохранился свиток конца XII века — жалованная грамота царицы Тамары Гелатскому монастырю на имение в Аргвети «с горой, долиной, лесом, полем, водой, мельницей». Царица указывала, что прежние грузинские правители достаточно позаботились об украшении и обеспечении монастыря, но забыли о послушниках — тех двенадцати, что собираются стать монахами и, проходя испытательный срок, живут и молятся в Гелати, но пропитание вынуждены просить Христа ради. Доходы от имения в Аргвети предназначались для их кормления.

К этому времени Гелатская обитель, была уже достаточно известна и почитаема. Основанная знаменитым Давидом Строителем недалеко от царской резиденции в Кутаиси, она стала и местом упокоения грузинских правителей. К югу от соборной церкви Богоматери — усыпальница самого Давида. Всякий входящий туда невольно наступает на надгробную плиту царя — так означено христианское смирение покойного. Вход усыпальницы украшают кованые железные врата — это трофей сына
Давида, взятый им в отбитом у турок городе Гянджа.

По велению Давида в Гелати был построен ксенон — приют для больных и немощных. Он стоял вверху, на скалистом склоне, рядом с отшельническим скитом. А внизу, рядом с собором, поставили каменный зал без крыши, с каменными скамьями вдоль стен, большим каменным столом — так выглядела Гелатская академия. Здесь учили грамматике, арифметике и геометрии, читали астрономию и философию, преподавали музыку и риторику.

Ректором академии был «божественный Иоанэ Петрици». Грузин по рождению, он увлекся в Константинополе учением неоплатоников и был гоним вместе с ними. В Болгарии он стал ректором семинарии грузинского монастыря, но и тут его философские пристрастия оказались не ко двору. Истинное почитание Иоанэ Петрици обретает в Гелати, где по просьбе царя Давида создает академию. Он разрабатывает грузинскую философскую терминологию, перелагает на родной язык и комментирует Аристотеля и неоплатоников, переводит на грузинский сочинения еврейского историка начала нашей эры Иосифа Флавия, пишет толкования к Евангелию от Матфея. Занимается и астрологией. Благодаря ему Гелатская обитель приобретает славу «вторых Афин», «второго Иерусалима».

Но тяжелые для Грузии времена непрестанных войн изменили назначение Гелати. Монастырь все больше Становится церковным убежищем.. В ХV веке обители коснулись нищета и запустение, а в 1510-м ее опалил огонь войны. «Второстроителем Гелати» стал царь Баграт III (1510—1548). При нем монастырь восстанавливался, в храме Богоматери учреждена была епископская кафедра. На новых фресках, заказанных архиереями для своего собора, запечатлены и фигуры самих епископов.