Фортификация средневекового Менска

Из-за нежелания шляхты давать своих крестьян на «острожную работу», так как царь особой грамотой освободил шляхтичей от нее, укрепления в Менском замке возводили, главным образом, русские солдаты. Строительство началось в декабре 1655 г. еще при воеводе Иване Колобове, которого затем сменил Богдан Аладьев. В руки нового воеводы перешли ключи от города, он стал «ведать нарядом», пушечным зельем и житницами. Аладьев осмотрел замок, выяснил, каков он «мерою и каковы проезжие ворота», оценил состояние других «крепостей», рва и колодца. Налицо были четыре полковые пушки, небольшой запас свинца и пороха.

В февраля 1656 г. царю сообщили о работах, проведенных в Менском замке: «На старой осыпи поставили башню, а па осыпи поставили туры большие и насыпали. Осыпь от реки Свислочи вверх 14 сажен, по обе стороны — по 10 сажен, поперек того, да поставили острог полутретьи сажени вверх, а посеред острогу поставили башню 3 сажени». Всего было отремонтировано 309 саженей укреплений, но оставалось еще 120 саженей. В старинных документах записано: «Вкруг около осыпи все обошла вода. Поставили город только тремя ротами, уезд весь пуст».

В других документах упоминаются укрепления вокруг «места»: «И в Менску... старая осыпь круг всего посаду велика. А на которой осыпи поставили турки небольшие, те турки накладены кирпичьем, да меж той осыпи поставлено тыну в ветчаном лесу для поспешенья». Характерно, что в русских документах того времени замковые и городские укрепления назывались «осыпями», там нет ни слова о деревянных навальных конструкциях. Это дает основание полагать, что в Мснске тогда была бастионная фортификация. Русские воеводы старались возводить на таких укреплениях деревянные стены и башни.

К июню 1656 г. все, что было сделано зимой, развалилось. Воевода Ф. Арсеньев написал царю, что «в Менску острогу нет ни худова ни доброва». Это вызывало беспокойство не только у русских ратных людей, но и у оставшихся в городе мещан, которые боялись шведских солдат, приходивших из-под Слуц-ка. Шведы не забирали в плен население, но нещадно грабили его, уводя с собой «лошадей и животину всякую». Царь требовал «в Менске острог нокренить служилыми и уездными люд-ми». Воевода не мог этого сделать, так как у него было всего 20 рейтар и 270 пеших солдат, которые стояли «но осыпи» в карауле. Не было в повете и шляхтичей, так как он и «от казацкого разоренья разбежались неведомо куда». Осложнились дела и тем, что царскими солдатами были «татары да мордва, русского не знают».