Другие башни типа «донжон»

Традиция строить одиночные башни посреди замкового двора была широко распространена в Беларуси в XVI и XVII вв. Это интересная перифраза местного военного зодчества более ранних времен. Такие башни, кстати, довольно часто возводили не только в замках больших королевских «вольных» городов, как, например, Полоцк, но и в небольших частновладельческих и королевских замках. В XVI—XVII вв. они порой сочетали в себе функции оборонного и хозяйственного сооружения. Как свидетельствует «Попис замку радошковичского» за 1549 г., на его дворе в окружении деревянных городней и четырех башен отдельно стояла еще одна. В ней было четыре яруса, она возвышалась над остальными замковыми сооружениями.

Церкви-донжоны, обнаруженные Л. В. Алексеевым в 1980-е и. гг. мстиславльском детинце

В Шклове в 1661 г. кроме городских фортификационных сооружений существовали деревянные укрепления замка графов Сенявских. Посреди замкового двора здесь также стояла высокая, срубленная из бруса многоярусная башня, из которой во время осады вели обстрел на подступах к замку.

Остатки восьмигранной деревянной башни типа «донжон» были обнаружены в ходе археологических раскопок в Метиславле. Плановая композиция Горского городища и Пинского замчища также позволяет предполагать наличие здесь одиночных башен, находившихся около въезда. Каменная башня, очень близкая к Каменецкой, обнаружена в ходе раскопок в Мяделе. Она была воздвигнута в XV в. В диаметре башня достигала почти 13,7 м, толщина ее каменных стен равнялась 3 м.

Таким образом, начиная со второй половины XIII в. и вплоть до XVII в. на территории Беларуси находилось много замков с одиночными башнями типа «донжон». Их возникновение связано с влиянием западноевропейского военного зодчества, а также с развитием военно-инженерного искусства славянских народов.